тел./факс: +7 812 633-03-00
Петербург-2100. Твори будущее!

Зерна и плевелы. Отбор Агриппины Стекловой

Поделиться:

st3Чуть больше года назад в Московском театре “Сатирикон” состоялась премьера спектакля “Все оттенки голубого”. Художественный руководитель театра Константин Райкин не побоялся взяться за такую рискованную тему, как каминг-аут, но предложил зрителям не столько сопереживать подростку, внезапно обнаружившему гомосексуальные предпочтения, сколько посмотреть на ситуацию глазами родителей. Маму главного героя играет Агриппина Стеклова. Ей слово.

Переступить черту

– Конечно, мы говорим в спектакле о конкретной проблеме, иначе никак – на ней завязано все в этой пьесе. Причем установка и Константина Аркадьевича и наша была на то, чтобы сохранить некую объективность. И с одной стороны, так легче, потому что ты находишься на расстоянии, тебя это не касается лично, а с другой стороны, когда не знаешь проблему изнутри, это усложняет задачу.

Личное отношение

– Как я отношусь к гомосексуализму? По-разному. Одно дело, когда это сбой на генном уровне, как доказали ученые, – и именно об этом случае рассказывает наш спектакль, – а другое, когда речь идет о распущенности, о желании быть в “тренде”. Надо все-таки отделять зерна от плевел. Но ведь как же порой это трудно бывает сделать!

Страх

SONY DSC

SONY DSC

– Для меня не менее жутко было бы признание моего ребенка в другом – если бы однажды он пришел и сказал: “Мама, папа, я решил принять другую веру”. Хотя умом я понимаю: это его выбор, его дело. Но не буду скрывать: для меня это была бы семейная драма, мне, как и большинству, очень трудно принять что-то выходящее из привычного порядка вещей.

Общество

– И поэтому правильно, что такие спектакли появляются. Вода камень точит. Подобные книги, спектакли, фильмы расширяют наше сознание, заставляют если не сразу стать великодушными, то, во всяком случае, предпринимать какие-то попытки. И в первую очередь наш спектакль нужно смотреть родителям, не желающим видеть в своих детях не схожих с собой личностей. И в то же время, как заметила Людмила Улицкая, его надо показывать в старших классах, когда взаимоотношения с обществом еще только формируются.

SONY DSC

SONY DSC

– Конечно, кому-то кажется, что мы переступили черту, взявшись за такую скользкую тему, как каминг-аут. Но мы не боялись неоднозначной реакции ни в процессе репетиций, ни готовясь к гастролям в Петербурге. Во-первых, иногда надо давать обществу “пощечину”. Если эта пощечина дается ради пощечины, то она не имеет никакого смысла. Но бывают случаи, когда иначе человека не привести в чувство. И если спектакль может кого-то встряхнуть, заставить одуматься, осмотреться – это же здорово. А во-вторых, мы так трепетно относимся к этому спектаклю, с таким воодушевлением над ним работали, что, как ни парадоксально, любые препятствия, возникающие на пути к тому, чтобы донести его до зрителя, еще больше заводят. В каком-то смысле это даже становится частью игры…

Кто мы

– А на самом деле этот спектакль не столько о каминг-ауте, сколько о нашей современной жизни вообще. О нашей нетерпимости. У нас десятилетия не было сексуальных меньшинств, не было людей, исповедующих другую веру, потому что бог был отменен. У нас не было расизма по определению. Не было инвалидов, детей-сирот, стариков. Особенно мне страшно за несчастных, больных, никому не нужных стариков, ведь у них нет такого “бонуса”, как надежда на жизнь впереди, которая вдруг да изменится в лучшую сторону. У нас было стерильное общество. И вдруг возникло и то, и другое, и третье. Можно ли ожидать, что все с легкостью примут то, чего в их жизни прежде не было, к чему воспитанием не выработано отношение?

Семейный вопрос

SONY DSC

SONY DSC

– С возрастом все больше понимаю, как много значит воспитание именно в семье. Скажем, у нас в стране не пиетета к женщине. Но кому предъявлять претензии? В первую очередь к семье, а уже потом к обществу, государству. Я даже представить себе не могу такую ситуацию, где мама, бабушка, я, моя дочь были бы унижены в нашей семье. Мама моя священна для меня и моих детей, как и я для них. У нас все друг друга стараются оберегать! Более того, у моего сына, например, самые доверительные отношения именно с бабушкой. И кстати, я заметила, что людей, которых воспитывали в любви бабушки-дедушки, можно отличить от остальных. У них запас прочности больше, что ли…

Кровавая и прекрасная

– Вот моя семья – исключительно театральная. Так уж получилось. Папа с мамой начинали в провинции, в Москву переехали, уже когда я была на свете. Мама тоже по профессии актриса, но ради семьи оставила актерство и много лет работала в главным администратором в Театре им. Вахтангова. Я сама впервые на сцену вышла в семь лет, и хотя после школы хотела поступать на архивно-исторический факультет, на самом деле, конечно же, мой путь лежал на сцену. Теперь мои дети – сын Данила и дочь Маша – пошли по нашим следам. Данила еще в пять лет заявил, что он будет актером. Последующие 10 лет мы с мужем (Владимир Большов, актер театра “Сатирикон”. – Прим. ред.) последовательно пытались самыми разными способами его увлечь в другую сторону, тем более что у него обнаружилась масса дарований, например Данила прекрасно пишет. Но нет. И Маша тоже могла бы наверняка удачно заняться чем-то другим – она хорошо рисует, к праздникам своими руками делает любопытные подарки. Но ведь тоже в конце концов сделала выбор в пользу актерской профессии.

Папа

SONY DSC

SONY DSC

– Однажды, когда я еще была маленькой, папа в интервью сказал: “Агриппина хочет быть актрисой, но я не желаю ей этого, потому что это самая кровавая и самая беспощадная профессия на свете. Но я очень хочу, чтобы моя дочь стала актрисой. Потому что это самая прекрасная, самая непостижимая профессия”. И ведь лучше и не скажешь!

Мечта

– В последнее время у меня возникло желание почаще выезжать за пределы нашего мегаполиса, иметь свою землю. Причем вначале даже не столько у меня, сколько у детей. Они очень хотели “домик в деревне”. И сейчас, когда мы строим дом, деревянный такой сруб, я вдруг поняла: “А как же они правы!” Это ведь тоже возможность уходить в другое пространство. Тишина, вокруг никого и умиротворение…

Елена Боброва

Константин Райкин: “«Все оттенки голубого»  – это жесткий разговор про современную жизнь, давно такого не читал. Спектакль очень удивит. Живая, талантливая пьеса, написанная в 2014 году, сердечная, эмоциональная, полная юмора и горечи. Она очень откровенно и честно освещает вопросы, которые на отечественной сцене поднимать было не принято”.

164total visits,1visits today

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*