тел./факс: +7 812 633-03-00
Петербург-2100. Твори будущее!

Владимир Шкляров. Чистое искусство балета

Поделиться:

«Принц русского балета» – так назвала однажды британская пресса Владимира Шклярова, премьера Мариинского театра, а с этого сезона и Баварского государственного балета. При кажущейся легкости Владимир обладает стальной волей и умеет добиваться своего.

То, что русский балет – это сила, в очередной доказали участники двух гала-концертов «Звезды петербургского балета», только что показанных в столице Хорватии. Судя по тому, что пишет загребская пресса, «кричали женщины: ура! и в воздух чепчики бросали». И конечно, восторгаясь номерами из «Сильфиды», Корсара», «Спящей красавицы», «Ромео и Джульетты», мало кто из зрителей, как и всегда это бывает, задумывался, что за легкостью и грацией танца скрываются изнурительный труд и невероятная сила воли.

Преданность своему делу и стала темой монолога Владимира Шклярова.

– Для меня балет – возможность стать на сцене тем, кем я никогда не смогу быть в реальной жизни. Возможность вдохновлять зрителей, давать им радость, окунать их в мир танца, искусства, когда они пусть хотя бы на два часа отвлекались от своих проблем.

sh2

– И не только жизненных. Я только что, в октябре, выступал в Загребе, в гала-концерте «Звезды петербургского балета». Показал и классику – па-де-де из «Дон Кихота», и современный «Балет 101» хореографа Эрика Готье. Два вечера зал Хорватского национального театра был переполнен, и было так радостно от того, с каким восторгом нас принимали хорваты. Для меня задача современного искусства в том, чтобы люди забывали и об этих санкционных продуктах, и о каких-то позициях политиков. Трудно не согласиться с нашим послом в Хорватии, который перед гала-концертом заметил, что иногда дипломаты должны уступать место художникам, нам проще и договориться между собой, и привлечь на свою сторону зрителей других стран. И мне как артисту не важно, кто я по национальности, какой национальности зрительный зал. Я выхожу на сцену и стараюсь показать, что такое искусство балета, что такое русский балет.

– Я человек настроения, и двух одинаковых спектаклей у меня не бывает. Трактовка зависит от настроения, от погоды, от парт­нерши. Я выхожу в «Балете 101» в образе ученика, который под диктовку исполняет 100 балетных позиций, и до того, как выйду на сцену, сам не знаю, каким этот ученик сегодня будет – послушным, задиристым, будет ли он кривляться, играть с публикой. Сколько раз я его играл на различных гала-концертах – в Токио, в Монако, в Бразилии, в Петербурге – и везде он разный. А иначе мне скучно. Но вот странная вещь – бывает, кажется: ну, сегодня будет просто бомба, и ничего особенно не случается. А бывает: ты еле живой от усталости, ничего не хочется, и вдруг – вот она, бомба! Как так – загадка, но в этой непредсказуемости и кроется тайна балета.

– Балет для меня – это чистое искусство, и мне не хочется, чтобы он превращался в демонстрацию выдающихся физических достоинств человека, чтобы все уходило в достижение технических рекордов. Всегда стремился показать не технику, а петербургский стиль. Не то, как ты прыгаешь, не сколько ты сделал пируэтов. А твоя манера держаться на сцене. То, как ты встал, как посмотрел. Чистые линии, красивые позировки – вот это нас, петербургских танцовщиков, отличает. Космических вершин в этом достигла Ульяна Лопаткина. В конце прошлого сезона у Ульяны был творческий вечер, и в финале она исполняла «Умирающего лебедя». Я уже зрелый артист, много чего умею, понимаю. Но я не понимаю, как так происходит, что у меня, как в юности, текли слезы… Я так счастлив, что могу видеть Ульяну!

sh3

– И, конечно, хочется самому покорять все новые и новые вершины. В детстве дед меня учил: либо делай лучше всех, либо никак. В любом деле – будь то спорт, покраска забора, стрижка газона. Да я даже иду в лес за грибами с мыслью «собрать больше, лучше». Всегда стремился к тому, чтобы все было идеально, лучше просто быть не могло. Так было с детства. Маленьким я хуже всех играл в волейбол. Мне было сложно, больно, я даже в круг встать не мог. Но я задался целью научиться играть и сделал это. То же самое с пинг-понгом, через преодоление, через «не могу» я добился того, что стал всех обыгрывать. И в академии ничего не изменилось. Вначале учеба показалась каторгой. Но мы, девять мальчиков, глядели друг на друга, и каждый думал: раз они терпят, то я и буду терпеть. Я не думаю о том, чтобы понравиться другим. Нет, мне важно быть честным перед самим собой.

– Очень важно не останавливаться на достигнутом, а все время двигаться вперед. Мне очень дорог Мариинский театр, в котором я проработал целых 14 сезонов, прошел длинный путь – от артиста вспомогательного состава до премьера. Но сейчас мне 31 год, для танцовщика это пиковый возраст. Конечно, здорово танцевать «Лебединое озеро», «Баядерку», «Жизель», «Щелкунчика». Но мне хочется попробовать свои силы и в современной хореографии. Спасибо Валерию Абисаловичу Гергиеву, он понял, насколько мне важно себя реализовать, и дал мне возможность, оставаясь артистом Мариинского театра, стать солистом и Баварского государственного балета.

– Уже в первом сезоне у меня будут и «Ромео и Джульетта» Джона Кранко, и «Тщетная предосторожность» Фредерика Аштона, и «Спартак» Юрия Григоровича, и «Алиса в Стране чудес» Кристофера Уилдона. Да, там все в такой динамике, в таком ритме крутится. Игорь Зеленский (глава Баварского театра.  – Прим. ред.) сам работает так. Приходит в 7 утра, занимается. И когда я вижу это, думаю: «Боже, как же ничтожно мало я занимаюсь балетом!» Такие примеры здорово мотивирует: «Он так делает, а я что, не могу, что ли?»

– Мне, как наверное, любой романтической натуре, нужно находиться в некоем конфликте с самим собой. Его разрешать, преодолевать какие-то трудности и в конце концов наслаждаться благополучным финалом. И тогда встаешь к станку не с ощущением: «Господи, опять, как же надоело!», а с мыслью: «Ты должен взять и эту вершину».

Елена Боброва

Фото: Алексей Костромин

536total visits,4visits today

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*