Сергей Луковский | FREE ТАЙМ
тел./факс: +7 812 633-03-00

Сергей Луковский

Поделиться:

О своем армейском и балетном прошлом рассказывает Сергей Луковский – шоумейкер, трендсеттер – со своей игровой импровизацией, покоряющей женские… И не только… Сердца.

«Человек свободен лишь в одном, в выборе своей зависимости»

– Культурная аккумуляция профессий: значимость прошлого – период
от учебы до сольных партий в балете?

– Хочу начать наш разговор с такой фразы: я очень благодарен Господу,
я очень благодарен судьбе, своим родителям и всем тем людям,
которые меня окружают на протяжении сорока семи лет за то, что они
позволяют мне быть самым счастливым человеком на этой планете.
Они позволяют мне быть «дураком» и совершать самые необдуманные
и сумасшедшие поступки.
Все, что происходило и происходит в моей жизни – это абсолютно
спонтанные события, это только лишь мои желания. Я, наверное,
отношусь к числу тех редких людей, которые могут себе позволить
жить своими желаниями. Именно поэтому, вся моя жизнь – это один
огромный случай. Я всегда делал только то, что хотел. И в моей жизни
было и огромное количество поворотов, и на девяносто и на сто
восемьдесят градусов, о чем я, наверное, никогда не пожалею.
Если мы начнем с самого начала – я никогда, нигде, ничему не учился.
Даже в балет я попал абсолютно случайно. Заканчивая школу, я хотел
стать гидробиологом – заниматься изучением дельфинов – делал
огромные доклады в школе по биологии, я всегда безумно любил
животных и, действительно, хотел серьезно заниматься дельфинами.
Как-то, после выпускных экзаменов, в ночи, я гулял со своей сестрой
по Питеру: видел огромное чистое небо, видел гигантские
разводящиеся мосты, во мне бурлил тестостерон – эмоции – и вдруг я
понял, что, наверное, мне необходимо другое, наверное, мне
необходимо самовыражаться, выходить на сцену. В один миг, в одну
секунду я принял решение, что буду поступать в Ленинградский
Институт Культуры и Искусств и буду заниматься хореографией.
Предпосылки, конечно же, были, в детстве ходил в танцевальный кружок – любил двигаться –
были концертные выступления со своим коллективом. Я решил поступать в
Институт Культуры и Искусств, причем был к поступлению в Институт абсолютно не готов.
И замечательный человек, руководитель кафедры хореографии,
Борис Яковлевич Брегвадзе, перед началом вступительного экзамена
выгнал меня из зала, потому что я стоял у балетного станка без специальной обуви,
на экзамен по классическому танцу я пришел в носках. В те советские времена,
я нашел единственный выход – пойти в «Кулек» – Ленинградское областное Училище Культуры,
которое находилось на улице Дзержинского, теперь Гороховая.
На экзамен я пришел во всеоружии, и по окончании испытания мне задали вопрос: а не учился
ли я в Академии имени Вагановой – в Академии Русского балета? Это
была победа! Так я попал в «Кулек», но проучиться мне удалось
недолго, уже через полгода я пошел служить в армию. Мне пришлось
завязать со своими танцами. Два года я служил в армии: служил и под
Москвой и в горах Южного Урала. Армия мне дала очень многое:
общался с людьми, дослужился до старшины роты – исполнял
обязанности – руководил ротой – это было сто двадцать человек. Там я
понял, что мужской коллектив гораздо хуже женского. Это постоянные
амбиции, желание «выпендриться» и быть круче других. Именно в армии
я попытался первый раз в жизни руководить людьми, управлять
сослуживцами. В армии у меня появились основы понимания
психологии – что есть человек и как можно человеком руководить. По
возвращении из армии, я был на распутье, не знал чем мне заниматься:
то ли возвращаться в Училище Культуры, то ли пробовать еще что-то.
И так как молодая кровь бурлила, мозги были не на месте, я пробовал
устраиваться танцевать в разные рестораны, куда меня не брали, так
как у меня не было хореографической подготовки. Но произошел
очередной счастливый случай. Мои друзья, с которыми я учился в
Училище Культуры, уже поступили в Ленинградскую Консерваторию
на кафедру балетмейтерского искусства, которой руководил
замечательный педагог, народный артист СССР Никита Александрович
Долгушин. Моя подруга, Лариса Иванова попросила, чтобы я
станцевал в ее экзаменационном номере. И у меня получилось в
одноактном балете Ларисы Ивановой дебютировать на сцене
Ленинградской Консерватории. После исполнения балета Никита
Александрович Долгушин, подошел ко мне, и я был поражен его
оценкой – он меня очень хвалил: он был удивлен теми эмоциями,
которые я выражаю на сцене, и с каким остервенением я занимаюсь
этим делом. Позже и там же я познакомился с прекрасным
балетмейстером Александром Полубенцевым, который пригласил меня
работать в свою труппу, где я буквально через два месяца
станцевал главную сольную партию в балете Хачатуряна «Чиполлино».
Это трехактный балет, огромное произведение. Я станцевал самого
Чиполлино!
Вот так началась моя балетная карьера, все произошло по воле случая.
Далее став артистом, а затем и солистом балета, я поработал в
нескольких труппах. Следующий счастливый случай свел меня с
гениальным танцовщиком, заслуженным артистом РСФСР, Валерием
Владимирович Михайловским. В тот момент он создал свою труппу –
Санкт-Петербургский Государственный Мужской балет Валерия
Михайловского. Валерий Владимирович увидел меня на сцене, он
пригласил встретиться и пообщаться. К огромному удивлению для
меня, Валерий предложил танцевать в его труппе, и я не упустил этот
шанс. Уже, будучи солистом вот этой труппы, я несколько раз объездил
земной шар с гастролями. И последние тринадцать лет своей балетной
карьеры, я танцевал именно в этой труппе.

– Любовь к танцу, к хореографии вне классической школы –
уникальный творческий процесс, неповторимая сценическая подача –
талант, труд, желание быть лучшим?

– Репетиции происходят всегда. Каждый день у тебя есть урок классического
танца, каждый день проходят репетиции. И, естественно, как в балете, так же
и в спорте, так же и в опере – это отдельный социум одержимых людей. Это
люди, нацеленные на достижение определенных результатов. И ты, конечно
же, хочешь быть лучшим. Говорят что, человек свободен лишь в одном, – в
выборе своей зависимости. Слова страшные, но их необходимо принять. И
вот тогда, на тот период, я выбрал свою зависимость. Я действительно хотел
быть лучшим, доказать всему окружающему миру, что человек без
образования, человек с улицы может добиться определенных результатов. И,
наверное, все-таки я доказывал это, прежде всего, себе. Я постоянно был в
зале, не пропускал ни одного урока, постоянно занимался саморазвитием.
Для меня, конечно же, всегда была интересна современная хореография.
Потому что классика – это классика, она уже есть. Мне очень не нравится то,
что происходит сейчас в русском балете. Да, конечно же, нужно сохранять
традиции. Но именно на этих традициях должно базироваться новое
искусство. И мы должны выращивать универсальных танцовщиков. У меня,
как у человека, есть претензии к Академии Русского балета, потому что там,
кроме классики, не учат ничему – у нас не делают универсальных
танцовщиков, что есть во всем мире – что есть в Европе, что есть в Америке.
Я знаю, что если я беру к себе на работу человека из Мариинского театра или
артиста из Академии имени Вагановой, с этим человеком ничего сделать не смогу,
этот человек не сможет ничего, за исключением классической
хореографии. Самое страшное, что мы остались в XIX веке, вместе с
Чайковским, вместе с Дягилевым, вместе с «Лебединым озером», «Жизелью»
и «Щелкунчиком». Ужасно то, что у нас, действительно, нет ничего нового.
Но есть попытки: я счастлив, что у нас есть молодые балетмейстеры, которые
пытаются сделать что-то новое, я счастлив, что у нас на «ТНТ» появилось
шоу «Танцы», где люди пытаются и делают – это возможность пробовать
какие-то другие стили, какие-то другие направления. Для меня
профессиональный танцовщик – прежде всего универсал – человек, который
может абсолютно все. Мы не имеем права забивать танцовщика в рамки
классического танца, мы не имеем права исполнителю ставить какие-то
ограничения. Мы должны провоцировать молодого артиста учиться. Мы
должны в человеке, прежде всего, пробуждать интерес, и необходима
инициатива снизу. Научить нельзя, можно научиться! Инициатива должна
идти от этого молодого артиста, который безудержно будет искать что-то
новое, и пробовать себя и в классике, и в модерне, и в хип-хопе, и еще в чем-
то. Это мое мнение, мнение субъективное.

Текст Ольга Кузнецова

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

http://tubegalorex.com