тел./факс: +7 812 633-03-00

Прямой путь Баженова

Поделиться:

Он специалист по выживанию и все время экспериментирует над самим собой. В новом телесезоне на телеканале «Че» он преодолевает 100 километров за три дня, двигаясь исключительно по прямой линии. Тревел-шоу «Путь Баженова: напролом» ломает традиционное представление о путешествиях. Чего Тимофею Баженову это стоит, мы и попытались выяснить у телеведущего.

– Тимофей, скажите, что было бы, окажись перед вами, допустим, Эрмитаж?

– Я обычно выполняю приказы своего руководства, не обсуждая их. Если сказано напролом, значит надо идти напролом. Если на пути горы – перебираюсь, реки – переплываю, минные поля – переползаю. И Эрмитаж не исключение. Кстати, в вышеобозначенном здании хранятся работы моих предков.

– Значит, самый загадочный архитектор России Василий Баженов ваш предок?

– Да, это мой непосредственный прадед.

– Испытываете гордость?

– Я с большим почтением отношусь к своим предкам, как к знаменитым, так и к незнаменитым. Но я считаю, что человек должен делать свое имя сам. Я воспитан в традициях труда. Чем больше человек работает, тем осмысленнее его пребывание на Земле.

– Что касается вашего нового проекта, по какому принципу выбираете маршруты?

– Главное, чтобы препятствия не повторялись в разных передачах. Вот и все.

– Завидую: вы можете выбрать Сахалин, Камчатку и бог знает что еще…

– Да, мы уже выбрали и Сахалин, и Камчатку, и «бог знает что еще». Это Урал, Кавказ, Приэльбрусье, Адыгея, Крым, Абхазия, Камбоджа, Вьетнам, Лаос, Бирма, Индия, Афганистан. Нашу съемочную группу практически везде встречали с большим гостеприимством, за исключением Вьетнама, который является очень забюрократизированной страной. И еще очень много мест впереди. Так что следите за эфиром…

– Кстати, об Алтае. Вы знаете, Гарик Сукачев снял документально-художественный фильм «То, что во мне», роуд-муви на мотоцикле по Алтаю. Конечно, музыкант влюбился в эти места. Но не остался бы…

– Алтай – это мистическое место. Он забирает тех, кто должен там остаться. Но есть люди, которые всю жизнь собираются на Алтай, а приехать туда не могут даже на какой-то срок. И думаю, что это тоже выбор Алтая. Я очень люблю Сукачева и рад, что Алтай однажды пустил его к себе. Это значит, Гарик хороший, светлый человек.

– Какое самое сложное испытание вам уже довелось пройти на этом проекте?

– Было сложно убежать от бурого медведя в горах. Было сложно забраться по водопаду – поток воды настолько сильный, что рвет на человеке одежду. И если наверх еще можно как-то залезть, то вниз – нет, ты не видишь «ступеней». Довольно сложно было десантироваться с парашютом в незнакомой горной местности. Вообще, съемки на этом проекте были раз в десять тяжелее, чем на предыдущих моих программах. Было несколько случаев, когда я чуть не погиб…

– Не возникала хотя бы раз предательская мысль обойти препятствие?

– Нет, мы изначально поставили блок той части моего разума, которая подсказывает, что препятствие можно обойти. Кстати, эта программа очень на самом деле непростая и исключительно дорогая. В кино существует понятие «деньги в кадре». Это когда зритель, особенно подготовленный, по видео на экране понимает, насколько затратным было производство фильма. Так вот насыщенность этого проекта примерно один к пяти, то есть из того материала, который идет на один выпуск, мы вполне могли бы собрать пять выпусков.

– В чем же дороговизна проекта?

– Начну издалека. Кого ни спроси, все говорят: эквивалентом стоимости денег является золото. А что является эквивалентом стоимости золота? Не задумывались?

– Время…

– Именно. Сейчас мы ездим на хороших машинах, но было время, когда ездили на хороших лошадях. Сейчас мы живем в хороших квартирах, но было время, когда жили в пещерах. Сейчас мы едим в хороших ресторанах, но было время, когда ели корни. Вот стоимость коней, пещер и корней на круг истории человечества равна стоимости машин, квартир и фуа-гра. На самом деле эквивалент любого блага, которое получает человек, – это то, чего у него в наличии весьма ограниченное количество. Дни жизни. Количество дней жизни, затраченное на производство программы «Путь Баженова: напролом», в пять, а иногда и в десять раз больше, чем количество дней жизни, затраченных на производство других телепередач, в которых я участвовал.

– Телеканал «Че» в этом сезоне позиционировал себя как «телеканал с сильным характером». И в самом деле, что ни ведущий, то сильная личность. Большая редкость нынче.

– Меня окружают только сильные люди. Но общество в целом тепличное, слабое. В мире все очень просто: мужчины должны быть сильными, а женщины – слабыми. Но современное общество, пропагандирующее гендерное равенство, порождает слабых мужчин и не делает женщин сильными. Из-за этого общество в целом слабеет. Так что желательно оставаться в рамках гендерного разделения.

– Вспомнила вашу реплику про то, что женщина слабее мужчины как физически, так и морально. Обидно как-то.

– И напрасно обижаетесь. Это объективно так.

– Ладно физическая, но в чем же наша моральная слабость?

– Она продиктована генетическим кодом образования самки и самца вне зависимости от вида. Моральная слабость заключается в неспособности принять адекватное решение вовремя.

– Я бы, конечно, с этим поспорила. Но уступ­лю, как более слабая. Давайте поговорим о реальностях – виртуальной, дополненной. Вы, как никто, далеки от этого…

– Я бы так не сказал. Все-таки я двадцать лет связан с телевидением и немало знаю о всевозможных технологических возможностях. И уверен, что все эти виртуальные реальности – исключительно опасная вещь. Они делают людей ущербными. И в первую очередь соцсети, которые я считаю мировым злом.

– Но оно уже пришло, надо смириться и находить компромисс.

– В этой позиции, кстати, и есть моральная слабость. Мириться не надо. Мировое зло много раз в истории приходило и каждый раз с позором уходило. Человек предполагает, а бог располагает. Я считаю, что все будет хорошо, а вот способы, которые господь для этого изберет, могут оказаться очень нетривиальными.

– Тимофей, очевидно, что вы человек принципиальный. Скажите, можете общаться с людьми, способными усыпить своего домашнего питомца из-за каприза?

– Я могу общаться с кем угодно, это моя работа и это особенность моего сильного характера. Другое дело, что любое общение в моей жизни происходит по необходимости. А так я бы жил в одиночестве и был бы доволен своим существованием. Что же касается животных, то, разумеется, я не одобряю жестокого обращения с ними. Животные – это добрые и замечательно устроенные существа, которым человек зачастую проигрывает.

– Да уж. До сих пор вспоминаю жирафа, убитого в датском зоопарке на глазах у детей. Дочь как-то сказала: «Теперь ни шагу в Данию». Сгоряча, но тем не менее…

– Абсолютно очевидные признаки вырождения. Они ведь тут же скормили несчастного жирафа львам. Отвратительная история, которая демонстирует на самом деле их слабость. И вашу дочь понять легко…

– Судя по всему, вы со скепсисом смотрите на людей?

– Животные мне милее, во всяком случае, они деликатнее людей. И вообще, я считаю, что человечество проигрывает мудрой природе, оно слишком слабоумно и агрессивно. Так получается, что, как только мы отключаем присоски, на которых держится человечество, оно очень быстро возвращается в тот первородный хаос, в котором было рождено.

Проект «Путь Баженова: напролом» – это смелое тревел-шоу, которое ломает привычное представление о путешествиях. Здесь не будет золотых карт и фешенебельных отелей, вместо ресторанных изысков – ящерицы, лягушки и дождевые черви; Баженов не будет осматривать достопримечательности или учиться ритуальным танцам, его не интересует поиск сокровищ, ведь всё, что он раздобудет, станет средством для выживания.

Елена Боброва

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*