тел./факс: +7 812 633-03-00
Петербург-2100. Твори будущее!

Герои Австрии на невских берегах

Поделиться:

Сложно придумать более вписывающийся в эстетику нашего города спорт, чем яхтенный. Парусные регаты, гонки всевозможных судов и лодок отлично украшают акваторию Невы. Петр наверняка поставил бы “лайк”, увидев в вашем инстаграме фотографию с таким количеством корабликов.

Ну а белозубые загорелые яхтсмены с импортной улыбкой традиционно несколько раз в год украшают прибрежные рестораны. И кто их при встрече разберет: то ли это простой техник, то ли двукратный олимпийский чемпион? Мне повезло под занавес лета повстречать на пляже Петропавловки Романа Хагару и Ханса-Петера Штайнахера – легендарный тандем, завоевавший две золотые олимпийские медали в парусном спорте и выигравший множество гонок во всех концах света.

Один был доступен для интервью до пятичасовой гонки из серии Extreme sailing (очередной этап которой проходил в Петербурге, а предыдущие – в Сингапуре, Гамбурге, Стамбуле и прочих фантастических местах планеты). Второй яхтсмен – после соревнований. И ни тебе простых человеческих нервов, ни усталости. Только огонь в глазах и азарт. Не зря Австрия считает их своими национальными героями.

re3

– Как получилось, что вы такими стали? С чего все началось?

Роман: Я рос в Вене, недалеко от озера Нойзидлер-Зе. У моих родителей там был маленький домик. И каждый раз на выходные и каникулы мы отправлялись туда. На озере всегда дул сильный ветер. Мне ничего не оставалось, как заняться виндсерфингом – конечно, для себя, для удовольствия. Я даже построил свою собственную доску. Под ее парусом проходило мое детство.

А потом я попробовал пройтись на катамаране, это оказалось крайне весело. И быстро. И буквально сразу я встретил одного парня, который мне предложил войти в его катамаранную команду. Конечно, я согласился. Мне было тогда четырнадцать.

Ханс-Питер: А я начинал кататься на лыжах, как обычный австрийский подросток. Но стал достаточно крут, в двенадцать завоевав титул чемпиона Австрии. Правда, когда мне исполнилось шестнадцать, выяснилось, что я слишком легкий, во мне нет шестидесяти пяти килограммов, необходимых для лыжного спорта. Пришлось завязать. Однако это крайне помогло мне в последующем яхтинге, так как мое тело было прокаченным, мускулы крепкими. Кроме того, управляя лодкой, я двигался немного по-иному, не так, как другие. Даже, можно сказать, создал некий новый стиль – более активный, с большим количеством движений, чем у других спортсменов.

– Как вы cозрели для участия в Олимпийских играх?

Роман: Чем больше мы гонялись на яхтах, тем больше развивались. И потом вдруг осознали, что есть “Торнадо”, катамаран олимпийского класса. Ну и решили попробовать. Получили поддержку от федерации яхтенного спорта, начали тренировать программу, лелея мечту об Олимпийских играх. Это была настоящая “большая мечта”. И она сбылась!

– Вы гордились собой?

Роман: Ну вот представьте: Австрия – страна зимних видов спорта. У нас много олимпийских медалей за горные лыжи, прыжки с трамплина, лыжное двоеборье. А с летним спортом у нас все гораздо хуже. Вообще, мы были первыми за долгое время, кто принес золото не за лыжи, первыми из австрийцев, кто завоевал первое место в парусном спорте. У нас много гор и снега в стране. Традиционно все наблюдают за лыжниками, и никто не обращает особого внимания на озера и паруса. После нашей победы эта ситуация изменилась! Австрийские зрители обнаружили, что в нашей стране есть еще и парусный спорт. Вообще, когда мы вернулись из Сиднея с семью медалями за летние виды спорта (включая наше золото), страна радостно изумилась. Такого не было раньше. Конечно, мы собой гордились.

Ханс-Питер: Конечно, мы гордимся, выигрывая регату, становясь чемпионами, получая олимпийские медали. Собственно, это тот результат, на который ты работаешь. Всегда ты вкалываешь для победы. Первая олимпийская медаль в Сиднее – вот то, для чего мы работали 20 лет. Держишь ее в руках и понимаешь: “мое”. Неописуемо!

– А страх вы чувствуете когда-нибудь?

Ханс-Питер: Каждый раз, если на воде очень сильный ветер, то это достаточно безумный и опасный момент. Особенно на тренировках. Когда твоя лодка во время шторма находится посреди океана, ты отдаешь себе отчет: перевернулся – умер. Это всегда очень опасно. Я всегда думаю, как нас будут искать, если с лодкой что-то случится?..

Роман: А я помню, однажды в Китае, в Циндао, мы готовились к старту. Я перестраивался рядом с другой лодкой и в последний момент решил повернуть. Лодка, видимо, тоже так решила. В общем, мы хорошо тогда столкнулись. Вдребезги обе яхты. Но это издержки соревнований на больших судах в маленьких пространствах. Это всегда довольно опасно. Ты можешь столкнуться, перевернуться. Ты должен учитывать это, если парусный спорт – твоя жизнь.

re2

– У вас есть какие-то приметы, ритуалы для победы?

Ханс-Питер: Нет, я в приметы не верю. Мне нужно быть очень сфокусированным на гонке, сосредоточиться. Я не из тех, кто ступает на лодку сначала только правой ногой. Не верю в подобные вещи. Хотя, кстати, это важно – следить за руками и ногами. Сунешь конечность куда-то не туда – и пальца больше нет.

– Сурово. А как вы отдыхаете?

Роман: Очень люблю сливаться с природой. Уходить от цивилизации. Забираться куда-нибудь в горы, подальше от людей. У нас было несколько удивительных путешествий, например на Аляску. Главное, сбежать из города.

Ханс-Питер: Наверное, я тоже больше всего удовольствия получаю, когда беру свой мотоцикл или горный велосипед и уезжаю в никуда. Десять километров по каким-нибудь красивым холмам на меня действуют более успокаивающе и расслабляюще, чем просто сидеть. Или, например, пересечься с друзьями. Вот это настоящий праздник. Я ведь путешествую 30 недель в году. И встретиться со своими приятелями означает для меня почувствовать, что я по-настоящему дома. А еще я летаю на аэроплане! Это, во-первых, круто. А во-вторых, это отлично помогает разобраться в аэродинамике лодки.

Мария Панфилова

135total visits,1visits today

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*