тел./факс: +7 812 633-03-00
Петербург-2100. Твори будущее!

МАРСианская хроника

Поделиться:

Зачем нужен диджитал-арт, почему искусство объединилось с физикой, и чего нам ждать от виртуальной реальности?

В Петербург пришло мультимедийное искусство: в самом центре города обосновался филиал московского Центра МАРС. Стартовал МАРС выставкой «Теория поля», открывающей мир трехмерного пространства  визуальных эффектов и диджитал-инсталляций. “FREE ТАЙМ» поговорил с художником Максимом Свищёвым, одним из авторов инсталляции What hide the voices.

sv3

– Однажды мой партнер саунд-артист Андрей Свибович сделал звук, который меня зацепил, и сразу возникли какие-то образы, ощущения. Мне захотелось отдаться этому звучанию и визуализировать его, чтобы кто-то еще мог испытать ощущение погружения в объемный звук. Эту пульсацию Вселенной, которая то сжимается, то расширяется. И чтобы в человеке, посмотревшем инсталляцию, что-то проросло, некое зерно. Словами объяснить очень сложно аудиовизуальное искусство, оно воспринимается на уровне подсознания.

– Современное искусство сегодня имеет жесткие рамки и обусловлено прежде всего рынком. Это формат. Не всеобъемлющее нечто, которое нам дает духовная пища. Очень редко актуальное искусство работает на уровне тонких материй. Чаще всего мы имеем коммерческий механизм, который работает как серьезная индустрия. По правилам современного искусства оно должно быть непонятным, непредсказуемым, зрителя надо ошарашить, вызвать шок, неприятие. Если ты нарушаешь эти правила, ты как бы не в тренде. Аудиовизуальное искусство возникло недавно, оно еще наивное по своей идеологии, философии и во многом выражает открытые эмоции. Схема – сделать что-то «концептуальное и непонятное» – здесь не работает. Зритель аудиовизуальные инсталляции воспринимает на уровне «цепляет – не цепляет». Этим оно и интересно. Но боюсь, эту первозданность диджитал-арт будет сохранять недолго, и он тоже станет заложником рынка. В Европе, где аудиовизуальное искусство возникло гораздо раньше, чем у нас, оно потихоньку обрастает атрибутами индустрии — уже продается, у художников появляются свои менеджеры.

sv2

– Сложно сказать, зачем нужно или не нужно медиаискусство. Оно данность, отражение времени. Молодое поколение мегаполисов, выросшее в эпоху Интернета, гаджетов, компьютерных игр, зарождающейся виртуальной реальности и искусственного интеллекта, мыслит уже аудиовизуально. Это та самая синергия искусств, о которой мечтали в начале 20-го века авангардисты, только склеенная новыми технологиями. И в то же время диджитал-арт – это очередное порождение вечной потребности человечества в чем-то новом, запредельном. Как некая комната в бесконечном лабиринте мироздания. Комната, открыв которую, ты думаешь, что открыл новый мир. А на самом деле это очередная комната. И поиски нового будут продолжаться…

– Если не произойдет какого-нибудь энергетического коллапса, то, думаю, рукотворное физическое искусство будет существовать некими артефактами, сгустками, как сейчас народное творчество. Оно кем-то еще хранится, но когда эти хранители уйдут, уйдет и народное искусство, к сожалению…

– Да, раньше был холст, на который художник наносил кистью краски. Мрамор, от которого скульптор отсекал лишнее. Но в аудиовизуальном искусстве художник должен создавать изображение одновременно в пространстве и во времени. А в недалеком будущем он будет рисовать сразу движение, объем, форму, цвет и звук, создавая саморазвивающуюся вселенную. Происходит соединение искусства и физики, математики. Лично мне это сложно принять. В этом процессе я вижу некое насилие. Нужно погружаться в мышление программистов, людей, мыслящих логически, структурно, что не совсем соответствует мировосприятию художника. Если ты на это неспособен, ты оказываешься не у дел…

– Интернет играет злую шутку: с одной стороны, художник должен развиваться, реализовываться, но когда ты видишь в свободном доступе работы коллег, понимаешь, что сделано практически все. Чтобы что-то создавать, надо сохранять некую иллюзию первозданности. Когда возник диджитал-арт, я два года с восторгом впитывал его, смотрел бесконечное количество роликов. А в конце концов понял, что они все для меня стали неотличимы друг от друга и что меня уже ничто не цепляет.

sv4

– Все смешивается, теряет индивидуальность – в этом проблема глобализации. Но возможно, мы все просто трансформируемся в один народ, один организм. Кто знает, вдруг это некий вселенский замысел – слияние и развитие, по образу того, как ртуть сливается в одну каплю? Наверное надо воспринимать потерю индивидуальности как неизбежность и пытаться как-то с этим жить.

– На самом деле это очень глубокая история. Человечество уже больше ста лет имеет возможность рассматривать себя благодаря кино. Сейчас мы сделали еще один шаг – к виртуальной реальности. Что будет, когда человек осознает, что в иной реальности он может переживать разные воплощения – менять пол, возраст, национальность? Не просто радоваться возможности трансформироваться, проживать разные жизни, а именно осознавать, что он – это прежде всего сознание. Тело же вторично.

– У диджитал-арта есть будущее. Если художники не будут увлечены лишь формальной его стороной, а выпустят на свободу новые смыслы. Если у зрителей не атрофируется восприятие и они будут способны считывать аллегории, намеки, а не залипнут на параллельных мирах и пространствах, как на наркотиках.

– Что будет, когда мы не сможем сохранять в тайне наши мысли – а мы к этому неизбежно придем. Мы с вами существуем, скрывая свое «я» за маской. Но представьте себе, что наши мысли как открытая книга. В этом случае мы поймем, что ответственны и за них. Если по Библии «относись к другим, как к самому себе», то получается: подумал о ком-то плохо, тебе это отозвалось. С одной стороны, утратить свое личное пространство – это мучительно больно, с другой – это процесс эволюции. Значит, мы становимся взрослыми. Только к чему это может привести, трудно сейчас сказать.

– Кто-то уверен, что в будущем надо колонизировать космос, отправляться куда-то на Марс, Луну, Венеру. У меня нет таких мыслей, что можно что-то открыть во внешнем мире. Это не значит, что я против колонистов, которые с билетом в один конец готовы отправиться на Марс. Каждый из нас живет с ощущением своего предназначения, и тогда хочешь не хочешь, а должен выполнить свою миссию. Я в себе не чувствую потребности менять мир, скорее, готов менять отношение и восприятие. Для меня важнее понимание, что внутри нас бесконечность, и вот ее мне интересно раскрывать…

81total visits,5visits today

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*