тел./факс: +7 812 633-03-00

Личное пространство: как его получить у детей?

Поделиться:

«Мама, я с тобой, я тебя никуда не пущу и всегда буду с тобой ходить…» – знакомая ситуация? Еще все это может сопровождаться ревом (чаще всего в виде попытки стать великим актером) и повисанием на всех доступных частях маминого тела. Или папиного, если папа это позволяет.

Мамы позволяют чаще, и дети отлично этим пользуются – они превосходные манипуляторы, предсказатели и актеры больших и малых. И даже если мама все понимает, сердце разрывается от жалости над ревущим чадом. И – ага! – дети это тоже чувствуют: мама жалеет, папа потакает, значит, можно громче доказывать свои звездность и непоколебимость. Замкнутый круг… А что делать папам и мамам, если они хотят оставить малыша с кем-то и пойти в кино, ресторан, да просто уединиться, чтобы не забыть, что они не только родители, но и любящие друг друга муж и жена?

В данной житейской зарисовке я не буду давать советы, где найти того, кто может посидеть с ребенком, – это в другой раз. Сейчас допустим, что такой человек уже есть. А что дальше? Как оторвать от себя маленького тирана, который пытается утвердить на своей голове корону побольше и сделать все правильно? Такие «тиранчики» – это примерно возраст от трех до пяти лет. Детей помладше проще чем-то отвлечь – необычным и интересным, но они часто и не особо долго переживают, что мама или папа куда-то ушли. После пяти-шести лет у ребят появляется больше своих увлечений, и им можно лучше и доходчивее что-то объяснить.

А что делать с «кризисными» трех–пятилетками? Моей дочке сейчас четыре с половиной, и я уже многое поняла в ее поведении и мотивации. Раньше первой моей реакцией на такие «неотпущутебя»-истерики была жалость – как же я оставлю свою крошку?! Потом, если уйти очень надо было, появлялась злость: да почему у родителей не может быть личной жизни?! Обе реакции имеют место быть, и очень часто именно они и присутствуют. Но это все бесконтрольные эмоции, потому что их намеренно – с целью манипуляции и получения желаемого – вызывает ребенок. А истина, как всегда, где-то рядом.

И я начала отталкиваться от того, что, и правда, никакой нет катастрофы. Дочка остается с любимой бабушкой или тетей, а у меня обязана (!) быть своя, «взрослая» жизнь, иначе я превращусь в постоянно злобного монстра, подпитываемого чувством вины. Потихоньку, по мере взросления дочки, я начала отстаивать границы своего личного пространства и объяснять ей, что есть моя жизнь, есть ее жизнь и есть наша с ней общая жизнь. И это нормально. Абсолютно! Потому что если впасть в зависимость от ребенка, то он навсегда прирастет к маминой юбке и не сумеет почувствовать вкус самостоятельной реальности. Поэтому не будем кидаться в крайности. А чтобы уменьшить чувство вины, нужно сделать более полноценным совместное времяпрепровождение с ребенком. Полностью погрузиться в его мир игр, пусть хотя бы на 15 минут в день. Если делать это искренне, малыш сразу начнет давать ответ – он поймет, что мама и папа интересуются его жизнью, любят его, готовы проводить вместе время, значит, они не сбегают, когда уходят, а просто идут по делам. И ребенок начинает осознавать, что и у него есть свои дела, о которых он потом может рассказать родителям. А они его обязательно выслушают, глядя в глаза, а не в телефон! И это реально работает!

Да, моя дочка не сразу начала понимать разговоры про личное пространство, и сейчас иногда случаются ревы, но у меня внутри нет ненужных негативных и неполезных «сюсюкающих» эмоций, потому что я знаю и понимаю, что делаю, делаю это последовательно и терпеливо, и дочка тоже это все знает. А актрисой пусть будет, если захочет, но на сцене. Сейчас для нее главное – знать, что мама ее всегда любит!

Как-то раз я села и попыталась разобраться, что с этими эмоциями делать, откуда у них растут ноги и почему они так мешают процессу налаживания детско-родительских отношений. И вот что получилось.

1. Жалость и желание бесконечных обнимашек – прямая реакция на слезы и плохое настроение ребенка.

2. Жалость перерастает в чувство вины, потому что уходить все-таки надо.

3. А потом в злость. И это уже из-за того, что я начинаю осознавать: ничего особенно ужасного не происходит, а я почему-то испытываю пункты 1 и 2!

Алла Никандрова

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*