тел./факс: +7 812 633-03-00
Петербург-2100. Твори будущее!

Квартирник всероссийского масштаба

Поделиться:

Каждый субботний вечер на телеканале «Че» собирается душевная компания под предводительством Евгения Маргулиса. Участнику легендарных рок-групп «Машина времени» и «Воскресение» (и еще пятерки не менее именитых коллективов) есть кого позвать и что вспомнить. За пару часов до февральского сольника в Петербурге нам удалось встретиться с музыкантом и поговорить о квартирниках прошлого и настоящего. При подготовке интервью использованы вопросы поклонников музыканта Руслана Богоутдинова и Петра Беклешова.

— Евгений, как родилась идея создания программы «Квартирник у Маргулиса»?

— Да все потому, что лично мне и людям моего поколения не нравится то, что творится на наших голубых экранах. Вот позавчера неохота было куда-то вечером идти, и я предался лени. Лежа на диване, включил телевизор и наткнулся на какой-то пафосный концерт. Я был весьма поражен: половину выступавших я не знаю. В общем, не мое это все. Поэтому в какой-то момент захотелось придумать программу для себя и таких, как я, – освежить воспоминания о той музыке, которую мы слушали и исполняли сами в 1960–1980-е годы. Нас тогда никуда не пускали, ни о каких концертных площадках и речи не могло быть, собирались у друзей, имевших большие квартиры, и показывали свои песенки. На одном таком квартирнике у сестры – мне тогда было 6 лет, – я увидел Галича. Короче, так и возникла идея формата квартирника: приглашать в студию музыкантов, которые в акустическом варианте, безо всяких новомодных глупостей и фонограмм показывают свое творчество.

Мы сделали с Сашей Скляром пилот программы, предложили телеканалу «Че», а они – не отказались. Вот так как-то все пошло-поехало.

— Открытия случаются? Мол, знакомы много лет с коллегой по цеху, уже знаете, как облупленного, а он взял, да и удивил!

– Кстати, это не так уж редко случается. С неожиданной стороны повернулся Чиж, который пришел с акустической гитарой. Удивил «Хоронько-оркестр». Вот уж действительно, Диму я знаю хорошо, видел его работы в духе Вертинского. А тут совершенно черте что было – я сидел с открытыми глазами. Кайфовые «Танцы минус». С ними, оказалось, здорово потрепаться в кухонном таком формате, есть о чем… Да каждый из артистов, которые были у меня, показывали себя с какой-то необычной стороны, и это-то интересно.

– Молодых продвигать не хотите? И вообще, есть кого?

– Талантливая молодежь, конечно же, есть. Правда, в последние лет десять она все больше ориентирована на Запад —– работает на английском, в надежде выстрелить там. И это все не очень интересно, потому что видно, откуда растут ноги. А так попадают любопытные команды. У меня, например, выступала группа «Ромарио» из Екатеринбурга. Потом, была у нас Варвара Визбор. Мне на канале пришлось доказывать, что она классная, что у нее прекрасные музыканты, и аранжировки что надо. Когда Варвара так успешно провалилась в «Голосе», ее вдруг все полюбили и сказали: «Да, ты нас уломал – давай снимем Визбор». Получился замечательный концерт.

— Кстати, почему у вашей сестры проходили квартирники?

— У нее была квартира целых 45 квадратных метров, где помещалась уйма народу. Тогда половина населения ютилась в коммуналках, в комнатах размером со стол, а тут раздолье. А поскольку мы жили в районе «Аэропорта», который был рассадником культуры (там сплошь были писательские и киношные жилищные кооперативы), то приходило немало интересных людей. Как-то был и Галич. Тогда я впервые услышал песню на запрещенном русском языке. Не понял ни единого слова, но все равно меня это прибило так, что впоследствии я стал собирать Галича.

– А в Питере в конце 1970-х бывали на квартирниках?

— Да нет, не припомню. В основном все рок-н-ролльные квартирники проходили в Москве у Саши Липницкого (экс-музыкант группы «Звуки Му», режиссер, телеведущий. – Прим. ред.). Он был счастливым обладателем огромнейшей квартиры, метров 80, и там собиралась тусня – и московская, и питерская, и из других городов приезжали. Там в середине 1970-х я впервые увидел и Башлачева, и Гребенщикова. Формат отличный: – друзья, друзья друзей, алкоголь, сидение на полу, минимум аппаратуры, максимум азарта.

— А на ваш телевизионный квартирник реально попасть, если я не друг и не друг друга?

— Почему нет? В основном же, конечно, приходят люди, которых я знаю, и которые напрашиваются – друзья музыкантов, звукорежиссеров. Но приходят и просто «со стороны», причем порой с детьми. Те орут, чего-то вечно спрашивают у всех. В общем, атмосфера как раз такая, какая была в квартирниках прошлого века.

— Вам все-таки повезло — выступали не только в квартирниках. А ведь могло все этим и ограничиться – это я вспоминаю, как вас вместе с группой «Аракс», с которой вы выступали, внесли в черный список «за развязное поведение на сцене, прозападный стиль». Спасибо Юрию Антонову — не побоялся опального музыканта взять в свою команду.

– Да, советская власть почему-то меня не любила, ну и я ее тоже. Так что, кто знает, может, и посадили бы куда-нибудь… Хотя я не был диссидентом. Просто все мы были бунтарями, хотелось другой жизни, где есть место хиппи, клешам, джинсам и виниловым пластинкам. Да и потом, бунтарство – это же признак молодости.

— «Голос Америки» слушали?

– Конечно. Я воспитывался правильно. Тем более, что в роду была пара сидельцев в сталинских лагерях. Дома, помню, у нас стоял замечательный радиоприемник «Рига-6», у него был диапазон коротких волн 11 метров. У нормальных же людей на приемниках диапазон начинался с 49 метров – они-то и попадали под действие глушилок. А наша «Рига-6» -– нет. Поэтому мы слушали все, что угодно: – и «Голос Америки», и Би-би-си, и «Радио Люксембург». К тому же мне в этом повезло еще в школе – едва ли не все мои одноклассники были детьми дипломатов. И поскольку их не досматривали, они привозили из-за бугра правильную литературу, например, эмигрантское издание «Новое русское слово» или порнографические журналы, короче, все, что у нас было запрещено.

— Первое впечатление от Штатов помните?

– Ну, во-первых, я помню выставку в Сокольниках, на которую я попал, когда был совсем маленьким. Советский народ тогда увидел впервые глянцевые журналы, целлофановые пакеты, кока-колу, пепси-колу. Это было нервное потрясение. После этого рая выходишь на улицу, а вокруг рваная бумага, пьяные люди. В общем, довольно печально. Потом, когда уже в Штаты попал, все воспринималось иначе. Не так там сладко, как думалось.

– Но в первый-то раз, ступая с трапа на американскую землю, полной грудью вздохнули: мол, вот она, чей голос я слушал с детства.

– Ничего этого не было. В Америку я попал в 1994 году, к тому времени я уже объездил всю Чехословакию, целый месяц прожил в Лондоне у Юры Степанова, клавишника группы «Мифы». Вот что меня действительно поразило, так это Лондон. А все остальное после этого – так себе, хоть Вена, хоть Нью-Йорк…

– А на родине блюза были?

– Да, ездил на новоорлеанский фестиваль.

— До или после урагана «Катрина»?

– Собирались до, но «Катрина» смела планы. Вообще, чем меня поразил Новый Орлеан —: бедные районы затопило, а богатые – нет. Но что касается блюза, – ничего не изменилось, в каждой забегаловке звучит.

– Вы как-то сказали, что не можете назвать себя блюзменом, просто «используете элементы блюза». Когда возникла любовь к блюзу?

– Да он меня еще в детстве зацепил, когда я услышал Роберта Джонсона и Kind Hearted Woman. Кстати, он у меня до сих пор стоит звонком, но в другом исполнении – телефоны меняю, а песня звучит одна и та же… Мне нравится блюз, но своеобразный. Например, контемпорари блюз – это его современная форма.

– А еще какую музыку любите слушать?

– Дома слушаю «Радио1920» —– там передают старую музыку, записанную на пластинках, а я люблю шипение винила. Когда еду за границу, закачиваю только советские песни 1930-–1960-х годов. Беру на прокат машину и врубаю песни :– это единственная музыка, которая может заставить меня бодрствовать за рулем, потому что в нее надо вслушиваться.

– Расскажите о своих инструментах. Например, про безладовый Gibson, который был у вас в 1970-х, и, может, про другие гитары в арсенале.

– Скажу про безладовую гитару, она была действительно замечательной. И на самом деле – ладовой. Но, посмотрев в 1979 году, как классно на безладовом басу играет Джако Пасториус, я понял, что тоже так хочу. В результате вырвал лады из своего баса, залил клеем дырки и вот на этом инструменте прекрасно себе играл.

– Напоследок еще спрошу про «Квартирник». Давайте пофантазируем —– кого из музыкантов прошлого вы бы позвали к себе в первую очередь?

– Утесова. И обязательно Владимира Трошина. А из западных – Джона Леннона. Я бы его спросил: «Удалось ли сделать то, что хотелось?» Но вообще-то, о том, что нереально, неинтересно фантазировать. Я — абсолютный практик. Есть замечательная история про Александра Якулова (выдающийся скрипач, его называли «цыганский Паганини». -– Прим. ред.). Когда ему было уже за 60 лет, он выступал в городе Миассе, и там молодая корреспондентка спросила: «Какие у вас творческие планы?» На что он ответил: «А дальше меня ждет могила».

– Однако торопиться не будем. У «Квартирника» есть шанс развиваться дальше? Например, шагнуть на сценическую площадку?

– При переносе из маленького закрытого пространства в большое и открытое, может пропасть теплая атмосфера квартирника. Но все же мысли на эту тему есть, так что посмотрим…

Факты:
Евгений Маргулис мог стать хирургом. Довелось работать в морге. Но любовь к музыке сделала свое дело.
Жена Евгения Маргулиса – скульптор, сын —– математик. Так что музыкой в семье больше никто не занимается.
Сын Маргулиса, Даниил сыграл отца в молодости в фильме Гарика Сукачева «Дом солнца».
Коллекционирует этнические музыкальные инструменты. До того собирал лягушек. Началом коллекции послужили два подарка, которые Маргулис получил в 1993 году, в Нью-Йорке. Андрей Макаревич подарил нэцке 18-го века, а Александр Кутиков —– тайскую деревянную жабу. Нынче музыкант счастливый обладатель шести сотен лягушек разных видов.
Любит путешествовать. Одно из самых притягательных мест – Испания.
Отдыхает «как все» —– с нормальной ленью валяется на диване, смотрит телевизор. Или идет в театр, кино или к друзьям.
Предпочитает японскую кухню и французское красное вино.

Елена Боброва

218total visits,1visits today

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*