тел./факс: +7 812 633-03-00

Край под охраной небес

Поделиться:

Аникщяй – город, где можно увидеть падшего ангела, попробовать вино из черной смородины, проехаться по узкоколейке и пройтись по верхушкам деревьев.

МЕСТО ГАРМОНИИ

В 110 километрах от Вильнюса есть небольшой, но очень любопытный городок. Сюда стоит ехать всем, кого измучила суета мегаполиса, кто не хочет видеть толпы шумных туристов и держаться за сумку-фотоаппарат-телефон, оберегая их от вездесущих воришек. И наконец, это прекрасное место для тех, кто хочет показать своему ребенку мир в его докомпьютерной естественности. Признаюсь, о существовании города с забавным названием Аникщяй еще месяц назад я и не подозревала. Хотя этот город заслужил статус культурной столицы Литвы! И вообще, это родина многих писателей Литвы, даже автор первой литовской кулинарной книги Людвика Диджюлене родом из Аникщая. И вот случай, дорога и друзья привели меня в этот холмисто-озерный край, который покоряет красотой и покоем. В городе достаточно спа-отелей, просто отелей, можно снять апартаменты – все как везде, но, согласитесь, грех отказаться от возможности переночевать пару ночей в каком-нибудь доме на берегу озера, вроде Barono Vila. И не потому что как-то по-особенному комфортно, вкусно и так далее. А потому что когда ты выходишь выпить чаю на террасу, а в ста метрах от тебя проходит стадо оленей – это впечатляет. И умиротворяет – здесь разве что птицы поют, а так первозданная тишина. Но Аникщяй не то место, где надо отсыпаться. Здесь есть что посмотреть и что попробовать…

ЖИВОЙ МУЗЕЙ

Жалко, с нами не было детей. Это и вправду идеальное место для фаундеров, выросших с гаджетом в руках: пока едешь по дороге, – справа и слева то стадо овец, то коров. Гнездо аиста через дом. В принципе, можно было бы выйти из машины и погладить бархатистую коровью морду. Естественно, не рискнешь, потому что коровы человеку мегаполиса кажутся такими же опасными, как гепарды в каком-нибудь кенийском заповеднике: кто знает, что ей придет в голову. Но восторг и в самом деле детский. Особенно когда приезжаешь в Музей лошади. Здесь учат разбираться в лошадиной силе и лошадином языке. Могут покатать на этом животном или в повозке. Маленький пони ничуть не ревнует к старшим товарищам, пощипывает себе травку и с удовольствием позирует перед камерой, знает, видать, что фотогеничен. В музее показывают с/х и транспортные средства различных эпох, знакомят со старинными ремеслами. В тщательно отреставрированных старинных домиках работают ткачиха, гончар, пекарь, кузнец и другие мастера своего дела, которые с радостью делятся своими секретами.

Мне же довелось испечь собственноручно хлеб – крестьянский, без дрожжей. Пока месишь тесто и ждешь, когда твоя кровная буханка подымется в печи, гостеприимная хозяйка рассказывает о крестьянском быте, после чего лишний раз говоришь себе: как хорошо, что довелось родиться не в «романтическом» 19-м веке. Но дети лишь раскрывают широко рот, их изумляет все – от лошадиной упряжи до печи… И вот откровение: раньше в литовской деревне в большинстве ткали мужчины… Увы, не довелось побывать в Шимонской пуще, где под руководством местных ремесленников можно изготовить из керамики миску, кувшин или горшок. Было бы что взять на память. Но, видимо, это уже в следующий раз. Как и посещение живого музея – самой настоящей фермы. Вся деревенская живность занимается своими обычными делами, но с 11 до 16 часов принимает гостей. Можно хоть на 15 минут заглянуть полюбопытствовать, а можно и все 5 часов общаться с кроликами, овцами, коровами, утками…

ПОДНЕБЕСНАЯ ТРОПА, КЛЕТЬ И МАКАРОВ

Зато довелось пройтись по кронам деревьев. Собственно, приехать в Аникщяй и не побывать на этой тропе никак нельзя. Но вначале мы прошлись другой тропой – от дерева к дереву. Шесть трасс различной сложности высотой до 13 метров. Рискнула пролететь через реку Швянтойи – признаюсь, пусть рядом инструктор, а все равно сердце екает, когда водная ширь оказывается под тобой. И вот она, главная достопримечательность Аникщяйского бора − пешеходная тропа по кронам деревьев. Она вьется около 300 метров, постепенно возвышаясь до 21 метра над уровнем земли. Мало просто красот и верхушек деревьев на расстоянии вытянутой руки − пожалуйста, закажи экскурсию, и тебе расскажут, под каким деревом улучшается настроение, какая трава лечит 99 болезней, из какого дерева производятся спички и почему. А на финише подъем на 35-метровую башню, с которой можно впечатляться открывшимся видом Аникщяйского бора и долины реки Швянтойи. И вновь на ум приходит это слово – «умиротворяет».

Рядом дедушка читал вслух внуку что-то по-литовски. Как мне объяснили, поэму-гимн природе «Аникщяйский бор» Антанаса Баранаускаса (как «наше все» Пушкин, так у литовцев – Баранаускас). Удивительно, поэма переведена на 21 язык, но что мы знаем о ней? Мне перевели, что дедушка читал внуку: «Бывало, в лес идешь – глаза прикрой, такая отрада в душу льет, до сердца проникая. Невольно думаешь, тот аромат вдыхая, − в лесу ли я стою иль в небе, в кущах рая?» Красиво… А к Баранаускасу мы заехали – вернее, в его музей. На самом деле это павильон, где скрыта клеть – архаичный вид литовского жилища, курная изба-хлев. В ней 24-летний поэт написал свою знаменитую поэму.

Прогулки по бору нам показалось мало, и мы отправились в парк лабиринтов, что в пяти километрах от тропы. Заблудиться в каком-нибудь зеленом лабиринте легко, но беспокоиться не стоит – всегда есть кому спасти. То ли дело зеркальный лабиринт, вот там то и дело прорывался нервный смех, когда вокруг только ты, а выхода нет! Разрядиться отправились на стрельбище. «Глок? Макаров?» − любезно вынесли нам на выбор оружие. Не из патриотизма, а объективно замечу: теперь по опыту знаю − наш макаров лучше.

ВОЗВРАЩЕНИЕ В ПРОШЛОЕ

Что еще покоряет в Аникщяе – узкоколейка, одна из старейших сохранившихся в бывшей Российской империи. Маленький, аккуратный вокзал напомнил о фильме «Безымянная звезда». Наверняка здесь так же по вечерам на вокзале собирались жители городка, чтобы прогуляться по перрону и посплетничать. Сейчас посетителей встречает большой и веселый человек Раймондас. Рассказывает обо всем так азартно и артистично, что заслушаешься. А еще он демонстрирует всякие чудеса прошлого: древний гидрант, эбонитовый телефон − коммутатор с десятью линиями для обслуживания станции, различные средства связи, дает покрутить рычаги паровоза «Кукушка», легенды узкоколейных железных дорог, и покататься по рельсам на трехколесном рельсовом велосипеде. И в обязательном порядке выкатывает дрезину. Что ж, стоит заметить, это не так легко − выжимать рычаг дрезины, ничем не уступает силовому тренажеру. Веселый человек Раймондас посоветовал отправиться на озеро Рубикяй – одно из 75 кристально чистых озер этого края. Рядом с озером ажурное сооружение – 15-метровая смотровая башня. С обзорной площадки ее открывается восхитительная картина: по голубой поверхности озера разбросаны небольшие островки (я насчитала 16), напоминающие зеленые изумруды. 

С нашим петербургским бэкграундом не могли не заехать во дворец Бурбишкис: надо же посмотреть, какие дворцы у других. Построена усадьба была в 1853 году, литовско-польскими вельможами из рода Венцлавовичей. История у рода и дворца длинная и петлистая, и понятно, что в советские годы усадьба переживала не лучшие времена. Кому-то пришло в голову большую залу приспособить под спортзал для игры в баскетбол, а весь дворец – под школу. Из того прошлого сохранился класс − допотопные парты с откидывающейся крышкой и профиль Ленина на стене. Сейчас дворец отреставрирован − восстановлены аутентичная роспись потолков и стен, оригинальные двери из коричневого ясеня, камины. В курительной комнате – коллекция рогов. Зрелище не для зоозащитников, конечно. Удивил запах табака: неужели специально окуривают для идентичности? Оказалось, дворец сегодня жилой − некоторые покои превращены в гостиничные номера. Интересно, каково это – проснуться в вельможных хоромах? Тем более что, говорят, здесь бродит привидение… Насчет привидения не знаю, мне под ноги попадалась лишь кошка София, очень вальяжная, сразу дает знать, кто в доме хозяин.

ПОМОЩЬ АНГЕЛОВ

Кто был в Каунасе, знает, что там есть Музей чертей. Аникщяй гордится своими ангелами. Литовцы шутят, что их Музей ангелов создан для того, чтобы противостоять недоброй энергии каунасского Музея чертей. В аникщяйском «божественном» доме, как и должно быть, светло, уютно и спокойно. Ангелы поселились в Аникщяе всего 8 лет назад. Но, судя по всему, стали своими мгновенно. Все началось со 109 ангелов − дара искусствоведа Беатриче Клезайте-Васарис, собиравшей ангелов. Теперь их больше – музею все дарят и дарят ангелов. И они все такие разные! Так что каждый может найти здесь своего крылатого покровителя. Мне приглянулся ангел с удочкой – поймал… Здесь есть почта ангелов и чудотворный деревянный ангел с колокольчиком: надо изложить свою просьбу письменно и позвонить в колокольчик (Беатриче уверена: ангелы не имеют права вмешиваться в нашу жизнь, если их об этом не просят, так что не стесняйтесь просить о помощи). И – неожиданность − фигурка падшего ангела. Поверьте, он трогает сердце, материнский инстинкт подсказывает: он ни в чем не виноват. И конечно, уйти из музея, не приобретя на память и на счастье своего маленького ангелочка, веселого или смешного, нельзя…

Двух дней на Аникщяйский край мало. Санная дорога, картинг, инкубатор искусств, где работают 13 резидентов – дизайнеры, фотографы, производители натуральной косметики, ремесленники, − это было нами пройдено. Но сколько осталось на будущее! И сад корзин, и музей леса (там, говорят, можно загадать желание под 500-летним дубом), и ботанический сад, куда приезжают даже из Японии, чтобы полюбоваться цветущей сакурой, и «дорога чая», где можно попробовать чайные смеси из трав, растущих в Аникщяйском крае… Этот маленький клочок государства стал курортной территорией, где умещается все то, чем привлекательна Литва.

Костел Святого апостола евангелиста Матаса в Аникщяе, построенный в неоготическом стиле, самый высокий в Литве – 79 метров. В правой башне храма на высоте 33 метра находится смотровая площадка. Чтобы попасть наверх, надо преодолеть 186 ступенек, но подниматься до странного легко…

Что для нас каменная пыль? Ничто. Но не для аникщяйца Станиславаса Петрашки. Отставной военный и электрик, пока его товарищи рубились в домино, дробил камни в разноцветный порошок и этими «красками» рисовал свои удивительные картины, которые теперь стали музейной экспозицией. Работы Петрашки сравнивают с творчеством Чюрлениса – просто, сдержанно и с очень глубокими эмоциями…

P. S. Оказывается, в Аникщяе производят свое, уникальное, специфическое вино. Да-да, и его качество признала сама английская королева! Выбор вкусов большой: вишневое, яблочное, из черной смородины, черноплодной рябины, айвы, клубники… В Петербурге вы его не найдете, так что будете в Аникщяе – обязательно попробуйте.

Текст, фото: Елена Боброва

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*