тел./факс: +7 812 633-03-00

Фильм Александра Горчилина «КИСЛОТА»

Поделиться:

Фильм Александра Горчилина «КИСЛОТА» о том, что хорошо знакомо ему самому: про его ровесников, про то поколение, которое он знает лучше всего. Это честная история про принятие себя и своеобразный манифест поколения двадцатилетних. Для 26-летнего Александра Горчилина данный фильм стал дебютной работой в качестве режиссера. Ранее его знали как ведущего актера театра «Гоголь-центр», а также по ролям в кино («Да и да» Валерии Гай Германики, «Ученик» и «Лето» Кирилла Серебренникова). Сценарий к фильму написал драматург «Гоголь-центра» Валерий Печейкин.

Синопсис:
Саша и Петя живут безбашенной жизнью музыкантов современной техно-Москвы: громкие вечеринки, взлеты и падения, колесо нестабильных отношений с окружающими и собой. Они — поколение двадцатилетних, которые часто слышали слова «любовь», «семья» и «возможности», но хорошо усвоили лишь чувство разъедающего изнутри одиночества. Но вдруг в их жизни происходит событие, которое заставляет обоих честно взглянуть на себя.

АЛЕКСАНДР ГОРЧИЛИН О РЕЖИССЕРСКОМ ОПЫТЕ И СЪЕМКАХ
Меня всегда привлекало кино, видеоарт. Я, возможно, не проявлял каких-то инициатив, чтобы начать делать кино самому. Но Сабина явилась катализатором, сказав, что я готов к этому. Сам бы я снимал дальше видео для Гоголь-Центра или продолжал делать документальное кино.

Когда мы – втроем — встретились с Валерой Печейкиным, все было очень спонтанно. Я просто стал набрасывать какие-то темы, сюжеты, которые меня волновали в то время. Сейчас, кстати, я бы обратил внимание на другие проблемы, но тогда я очень открыто заявлял темы.

Кирилл Серебренников дал мне очень хороший совет. Он сказал: «Ты актер. Вот как актер попробуй сыграть в режиссера». Я в начале пользовался этим приемом. Поэтому в начале съемок у меня было ощущение, что я занимался этим уже лет десять. Тут, конечно, многое совпало, и люди, которые меня окружали на площадке – все меня в этой «игре» поддержали, дали мне определенный драйв. У меня не было проблем с общением со съемочной группой; я все делал в первый раз, но верил в то, что делаю полностью. Страх был только в творческой стороне вопроса: что и как снимать, поправить диалоги… А процесса я не боялся совсем.

Хотя, нет, был страх еще перед «взрослыми» актерами – Александра Ребенок, Роза Хайруллина, Алексей Агранович, Елена Морозова… Но это такой комплекс малолетки. Были люди, которых я знал, мы работали вместе – например, Дмитрий Куличков – и с ним мне было очень легко. А к остальным я очень осторожно подходил. Я понимал, что мы все должны понравится друг другу. И я благодарен этим «взрослым» актерам, что они без иронии, снобизма или скептицизма приняли мой переход от актера к режиссеру, они мне очень сильно помогали своим опытом.

АЛЕКСАНДР ГОРЧИЛИН ОБ АКТЕРАХ
Мы устроили очень широкий кастинг. С Александром Кузнецовым я не был знаком. Я увидел его на фотографии, собирался брать на роль Вани сначала. Но когда он пришел на пробы, сразу стало понятно, что его характер и такую – настоящую — натуру нужно использовать по-другому.

С Филиппом мы долго определялись. Я хотел работать с кем-то, кого я не знаю так хорошо. Все-таки мы дружим лет с 12, вместе играли в мюзикле «Норд-Ост», учились у Кирилла Серебренникова. Мне хотелось отстранения максимального от театра, от знакомых лиц. Но в итоге все согласились, что только Филипп может сыграть главную роль. И оказалось, что мое «бегство» от нашей дружбы в итоге очень помогло: мы экономили силы друг друга, так как понимали все с полуслова.

АЛЕКСАНДР ГОРЧИЛИН О МУЗЫКЕ
Мы использовали в фильме музыку Moby и Дельфина. С одной стороны, это имена из условного прошлого. Они оба начинали и стали популярны, когда я, например, был еще совсем ребенком. Но их музыка за прошедшее время ничего не потеряла. Это классика. Дельфин, например, совсем переродился, его новый альбом по звучанию сильно отличается от предыдущих. И, конечно, у него появилась новая аудитория. А Moby, такое ощущение, что он вообще был всегда. Я застал MTV в его лучшие годы. В общем их музыка очень точно, мне кажется, попала в картину, в настроение. Можете считать это приемом метамодерна (смеется).

Мы очень кропотливо и долго занимались саунд-дизайном, шумами, фонами… Но так сложилось, что музыки в фильме не очень много. Удивительным образом видеоматериал, который был отснят, не принимал в себя никакой музыки. Мы пытались использовать разных композиторов и современные группы, но все опошлялось или становилось очень сентиментальным. Не органичным. Даже во время съемок не вспомню, чтобы какие-то мелодии были у меня в голове.

АЛЕКСАНДР ГОРЧИЛИН О ПОСТПРОДАКШЕНЕ
Постпродакшн дался мне тяжелее съемочной площадки. Мне всегда нравилось монтировать самому. Видеоарт, монтаж – увлекали меня гораздо больше, чем, собственно, режиссура. Темп, последовательность…, я каждый раз удивлялся как по-разному может действовать один и тот же исходный материал. Но я всегда делал это своими руками. Это гораздо проще, так как не надо договариваться с самим собой.

А когда «за кнопками» рядом с тобой сидит другой человек, нужно очень четко формулировать, буквально озвучивать свою идею. И этот человек должен тебя понять. И я должен его понять: он талантливый, сложный, творческий, у него тоже есть свое видение. Он, конечно, не хочет ничего испортить, он помогает. Это очень сложное последовательное сближение. Короче, монтаж съел очень много времени и сил. Съемки – это всегда движение, смена обстановки, это активная фаза, а монтаж – упражнение на выдержку, испытание внимания.

АЛЕКСАНДР ГОРЧИЛИН О ФИЛЬМЕ
Сам я люблю разное кино. Гаспар Ноэ, «Мастер» пола Томаса Андерсона, «400 ударов» Франсуа Трюффо. Они все, безусловно, влияли на меня, я их помнил. Но я не держал их в голове на съемках, не могу сказать, что они меня вдохновляли. Мы снимали свое собственное кино. Мне кажется, что сценарий Валерия Печейкина изначально не предполагал никаких референсов. Он настолько самобытный, что мы работали с чистого листа. Мне было интересно копаться в его психологизме.

Мы старались уйти от нарратива в кино. Нам казалось, что эти подсказки не нужны вовсе: что чувствует этот герой к другому, какое у него самого эмоциональное состояние – я такого разжевывания не хотел. Мы расставляли подсказки, но не вербализировали ничего буквально.

Нам хотелось преодолеть свои личные клише, для себя сделать так, как мы еще не делали. Например, Ксюшу Середу любят за ее манеру съемки с рук, с плеча – за живую, нестабильную камеру. Поэтому мы снимали статичными кадрами. О моей жизненной энергии тоже уже сложилось определенное мнение, но я знаю, что внутренне я ощущаю не совсем так, как меня видят. Мой образ и я – это разные вещи. Не хотелось, что называется, использования по назначению: хорошо пляшешь? – пляши, поешь громко? – пой. Мы хотели сломать этот подход. Даже название фильма — «Кислота» — у многих вызывает ожидание какого-то психоделичного треша, взрыва, панка… Но его в фильме не будет.

Я не думал о зрителе серьезно: кто он, этот условный потребитель. Я предполагал, что мой фильм для ровесников – которые по субботам ходят на какие-то вечеринки, днем занимаются в институте, живут дома с родителями или снимаю первое отдельное жилье. То есть у них более-менее стабильная жизнь, достаток… Но чем дальше я работал над фильмом, я все больше понимал, что это не только для этих беззаботных людей. Это и для их родителей тоже. Мне самому интересно, как моя мама его посмотрит.

Это фильм о приятии самого себя. Большинство глупых поступков из-за того, что мы не знаем о своем внутреннем устройстве – что мы любим, что ненавидим, чего хотим. Когда ты молод, любая провокация вызывает в тебе агрессию. Но в процессе взросления, мы начинаем понимать, что и как устроено – не только в этом мире, но и внутри нас. И в фильме есть эти точки – невозврата и возврата – когда уже ничего исправить нельзя, или когда все можно исправить.

О РЕЖИССЕРЕ АЛЕКСАНДРЕ ГОРЧИЛИНЕ
Родился 3 марта 1992 года в Москве. Интересовался театром и литературой со школьных лет, посещал Детский музыкальный театр юного актера. Был задействован в постановках мюзикла «Норд-Ост» по роману «Два капитана» Вениамина Каверина в Театральном центре на Дубровке. С 2006 года регулярно появляется на телеэкране, одновременно со съемками озвучивает зарубежные фильмы и мюзиклы. После школы поступает на экспериментальный актерско-режиссерский курс Кирилла Серебренникова в Школу-студию МХАТ. По окончании курса был принят в актерскую труппу «Гоголь-Центра», созданного Серебренниковым в 2012 году. Сегодня Александр Горчилин занят практически во всех премьерах театра. Широкую известность актеру принесли роли в фильмах «Да и да» Валерии Гай Германики и «Ученик» Кирилла Серебренникова. В 2016 году, совместно со своими друзьями-актерами театра поставил спектакль «Иоланта» по драме Генрика Герца на музыку Петра Чайковского. Режиссер документальных фильмов – «Русские сказки» (премьера состоялась в Омске, в конкурсе кинофестиваля «Движение») и «Кому на Руси жить хорошо». Фильм «Кислота» — дебют Александра Горчилина в полнометражном игровом кино.

Режиссер-постановщик: Александр Горчилин
Сценарий: Валерий Печейкин
Оператор-постановщик: Ксения Середа
Художник: Маруся Парфенова-Чухрай
Художники по костюмам: Маруся Парфенова-Чухрай, Полина Лосева
Грим: Маруся Степанова
Монтаж: Вадим Красницкий
Звукорежиссер: Василий Федоров
Кастинг: Владимир Голов
Продюсеры: Сабина Еремеева, Нателла Крапивина

В главных ролях:
Саша — Филипп Авдеев
Петя — Александр Кузнецов
Карина — Арина Шевцова
Василиск — Савва Савельев
Мама Саши — Александра Ребенок
Бабушка Саши — Роза Хайруллина
Отчим Карины — Дмитрий Куличков
Мама Пети — Елена Морозова
Александр Петрович — Алексей Агранович
Любочка — Анастасия Евграфова
Викуля — Софь Синицына
Иван — Петр Скворцов
Мама Ивана — Даниэла Стоянович

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*