тел./факс: +7 812 633-03-00

Фестиваль “Александринский”. Посткриптум

Поделиться:

Петербургский театральный сезон традиционно открылся фестивалем, проходящим под эгидой Александринского театра. Это не перетягивание одеяла, а историческая справедливость – кому, как не старейшему театру России, давать старт. “FREE ТАЙМ” выделил самое главное, чем ознаменовался фестиваль.

ПЕРВОЕ. Фестиваль “Александринский” возник ровно 10 лет назад. В основе его лежала идея показывать спектакли “побратимов” Александринки, других национальных театров. “С одной стороны, национальная сцена – квинтэссенция театральной культуры. А с другой стороны, как быть с новыми влияниями? Оставаться ли музеем и только вспоминать и сохранять традиции или как-то меняться?” – спрашивал худрук Александринского театра Валерий Фокин 10 лет назад.

al2

ВТОРОЕ. Открылся фестиваль спектаклем театра-хозяина “Преступление и наказание” в постановке худрука Венгерского национального театра Аттилы Виднянского. Режиссер из Венгрии, не отягощенный стереотипами российской школы, раглядел в Раскольникове и Свидригайлове едва ли не двух братьев-близнецов, один из которых искупает грехи, пойдя на каторгу, а другой – пустив пулю в лоб. Спектакль идет больше 5 часов, но он стоит этого.

Stage Photography

ТРЕТЬЕ. На фестиваль приехал самый известный израильский театр “Габима”, который не выступал в Петербурге более 30 лет. Театр знаменит своей историей: начинался в 1920-х годах в Москве при участии Станиславского и Вахтангова, в 1928 году прибыл на территорию современного Израиля, первые спектакли пошли задолго до того, как Израиль стал государством. На фестиваль привез один из самых успешных своих спектаклей, который на родной сцене в Тель-Авиве идет раз в неделю – “Скупой” Мольера, прочитанный на современный (вернее, вневременной) лад.

al4

ЧЕТВЕРТОЕ. Мы увидели Пекинский народный художественный театр, который исключителен своим творческим конформизмом: был создан по образу и подобию МХАТа сталинской поры, но национальные особенности китайской культуры задали ему иной вектор – поэтический реализм. Треть реперуара – пьесы на тему китайской истории. Наивный, патетичный спектакль “Верные друзья”, показанный на фестивале, – классический пример того, как можно позволить себе не быть в европейском театральном тренде. И не комплексовать по этому поводу.

al5

ПЯТОЕ. Уже не первый раз на фестивале выступил Театро Пикколо ди Милано – один из самых титулованных европейских театров. Отец-основатель театра Джорджо Стрелер завещал своим артистам заповедь, которой они и следуют: “Жизнь врывается на сцену, а театр отражает ее и возвышает на своих подмостках”. Для многих театралов, знающих Карло Гольдони как автора искрометных комедий вроде “Слуги двух господ”, реалистичные “Ревнивые женщины”, показанные на нынешнем фестивале, стали настоящим откровением.

ШЕСТОЕ. Ни один уважающий себя театрал не должен был пропустить спектакль, созданный Тадаши Сузуки, гуру мирового театра. Еще Сузуки называют самым “жестоким” режиссером – два года его актеры проходят изматывающий тренаж, благодаря которому они становятся этакими самураями от театра. К тому же его методика мощно раскрепощает энергетику актера. В чем убедились те, кто пришел на его версию трагедии “Троянки” Еврипида. Сам Сузуки говорит, что это была последняя возможность посмотреть его спектакль вне родины, больше он гастролировать не будет.

Ольга Машкова

460total visits,3visits today

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*