тел./факс: +7 812 633-03-00
Петербург-2100. Твори будущее!

Достигающий цели

Поделиться:

Ралли “Дакар” начнется уже 2 января. К моменту выхода журнала команда “КАМАЗ-мастер” приступит к активной фазе тренировок. Незадолго до этого мы поговорили с Эдуардом Николаевым, выигравшим за рулем грузовика ралли 2013 года.

Вперед и вверх, а там…

D700

D700

– Когда вы впервые осознали, что не просто хотите быть профессиональным гонщиком, но вдобавок управлять автомобилем “КАМАЗ”?

– Занимаясь картингом с детства, я, конечно, знал, что у нас существует такая замечательная команда. Даже не верилось, что “КАМАЗы” из нашего города ездят по пескам Африки. Сначала страшно хотелось хотя бы увидеть команду, а потом, когда немного подрос, – попасть в нее. Уже тогда я поставил задачу стать пилотом. Стремление, желание, усилия – и все сбывается.

– Переход с картинга за руль грузовика достаточно резкий. Как вам это удалось?

– Главное отличие в том, что в одном случае ты едешь в двух сантиметрах от земли, а в другом – управляешь машиной массой 9–10 тонн. Конечно, в первый раз было непривычно. Совершенно иной масштаб. Но человек ко всему привыкает. У меня было огромное желание стать в команде именно пилотом. Для этого нужно было пройти курс ночного механика, затем сесть в экипаж механиком, я выезжал с Владимиром Чагиным, у него многому научился, с Ильгизаром Мардеевым – он тоже немало внес в мою “копилку”. Затем потихоньку мне давали садиться за руль на чемпионатах России. И в 2009 году состоялся мой первый официальный выезд на международное ралли “Шелковый путь”. После этого я уже полноценный пилот, участвую в ралли “Дакар”.

Ралли “Дакар”

Team Kamaz Master mechanics work on trucks at the bivouac after the stage 8 of Rally Dakar 2015 from Uyuni, Bolivia to Iquique, Chile on January 11th, 2015

Team Kamaz Master mechanics work on trucks at the bivouac after the stage 8 of Rally Dakar 2015 from Uyuni, Bolivia to Iquique, Chile on January 11th, 2015

– “Дакар” для вас – главное событие года?

– Да, конечно. Все соревнования, которые проходят за год, сборы, тесты, чемпионаты России – все направлено на подготовку к главному. От нас ждут результата на “Дакаре”. Это наши Олимпийские игры. Выше уровнем ничего нет. Там соревнуются самые именитые марки. Так что это еще и соревнование брендов.

– Есть эпизод, который вы вспоминаете как самый неприятный на трассе?

– Самое страшное – непредсказуемая поломка. Когда все нормально, идешь в легенде, штурман работает четко, ты настроился… Поломки сильно выбивают из колеи. Конечно, чинишься и едешь дальше, но понимаешь, сколько потерял времени, где ты теперь примерно находишься в таблице. Это самое плохое. Тем не менее, ситуации бывают разные, и нужно уметь с ними справляться. В этом году мы лидировали в общей классификации, когда на середине маршрута, где-то на пятый день, вышел из строя турбокомпрессор. И мы не сразу смогли определить, что же случилось: причин могло быть много. Турбина в запасе была, мы ее поменяли, но потеряли один час двенадцать минут. Для нынешнего “Дакара” это очень много. На трассе мало участков бездорожья, где мы могли бы наверстать упущенное. Все едут в зоне видимости, и отыграть час двенадцать просто нереально. Тем не менее, мы смогли что-то сделать. Штурман хорошо себя показал, мы не потеряли время в отличие от всех остальных. В итоге мы отыграли целый час и вышли на вторую позицию.

– “Дакар” переместился из Африки в Южную Америку, но вы успели поучаствовать в соревнованиях на обоих континентах. Где сложнее?

– Сложно и там и там. В Южной Америке – дюны, жара, значительные высоты. Африка берет отсутствием цивилизации, бездорожьем (что, конечно, плюс для “КАМАЗов”).

D700

D700

Бег, зал, газ

– Как вы тренируете выносливость?

– Наши партнеры, например компания Red Bull, в этом сильно помогают. Уже второй год подряд в России организовывают забег Wings for life world run. Этот марафон проходит в мае в подмосковной Коломне. Участвовать может любой желающий. Стартовый взнос уходит потом на благотворительность, в помощь инвалидам-колясочникам. В этом году бежали все наши экипажи. Мы не стремились к рекордам, было просто интересно проверить себя. Пробежали неплохо. Любопытны условия забега. Через полчаса после того, как ты стартуешь, за тобой выезжает автомобиль, который едет со скоростью 15 километров в час, каждый час увеличивая скорость на километр. Как только он тебя догоняет, ты сходишь с дистанции. В этом году мы с Айратом Мардеевым пробежали одинаково – 18 километров. А наш конструктор Фарит Мусаллямов пробежал 58 километров! У него четвертый результат по России (лучший – 68). В забеге принимают участие 35 стран, и старт происходит в одно и то же время. Где-то ночью, где-то утром, где-то в обед. Второй год подряд побеждает кениец. Он пробежал 78 километров.

– Чем вы занимаетесь еще? Наверняка есть регулярные тренировки?

– Конечно. Это занятия в тренажерном зале. Комплексы упражнений вырабатывают выносливость и растяжку. Она очень важна. Все наши суставы при тряске превращаются в комок, “скругляется” спина… Массажист занимается нами после каждого спецучастка. И, конечно же, мы готовимся к высоте. В этом году будут довольно высокие подъемы – мы поднимемся на 5000 метров. На такой высоте запросто могут появиться кислородное голодание, головная боль. С нами работает Инновационный центр Олимпийского комитета. Буквально через неделю начнется специализированная подготовка. Каждый день мы будем заниматься в специальных масках, куда будут подавать газ, постепенно уменьшая количество кислорода. Также каждому домой выдадут палатку для сна. В нее ставится ящик, выделяющий газ, чтобы сымитировать нахождение на высоте.

– В вашем виде спорта есть возрастные ограничения?

– Наверное, так: пока человек физически справляется, он участвует. Хотя “физика” тоже присутствует – на соревнованиях можно получить серьезные травмы. Впрочем, как, наверное, и в любом профессиональном спорте. Например, летом я сломал руку во время соревнований в Калмыкии. Автомобиль попал в серьезную яму, выбило руль. Один миг – даже не успеваешь среагировать, – и руку вывернуло вместе с рулем. Сейчас я восстановился, тесты в Казахстане проехал еще с повязкой, но уже все нормально.

D700

D700

Пилоты в жизни

– Навыки, которые вы получили на трассе, полезны в городе, за рулем легкового автомобиля?

– Да, конечно. Гонка проходит “с чистого листа”. Мы не знаем трассы, поэтому реакция требуется, как у боксеров. Мы не знаем, что нас ждет впереди. Любую кочку или яму надо видеть, чувствовать и моментально на нее реагировать. Конечно, в городе это очень помогает. Когда кто-то, например, резко тормозит по гололеду – ты это замечаешь и успеваешь среагировать.

– Играете ли вы в компьютерные игры? Например, в симуляторы гонок?

– Нет. С детства у меня нет тяги ни к играм, ни к автоматам. Последнее, во что я играл с удовольствием, – “Танчики”. Сейчас сделали кучу игрушек даже по мотивам “Дакара”, но это не для меня. Я лучше поеду на картодром, надену экипировку, сяду в карт и оторвусь.

– Уникальность того, чем вы занимаетесь, сравнима, наверное, лишь с профессией космонавта. Вы довольны своим выбором?

– Я абсолютно счастлив, потому что не каждому везет так, как нам. Можно сказать, что я не на работу хожу. Я хожу заниматься своим любимым делом. А мне вдобавок за это платят.

256total visits,2visits today

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*