тел./факс: +7 812 633-03-00

Данил Вачегин: «Будущее вообще перестало существовать»

Поделиться:

«Театр. На Вынос» – это социально-культурный проект, в рамках которого на улицах Санкт-Петербурга проходят спонтанные перформансы с участием случайных прохожих. Данил Вачегин – перформер-продюсер, директор «Театра. На Вынос» и,  главное, человек-метамодерн. Именно он запутал СМИ и являлся одним из авторов забавной истории про стройку здания «Театра. На вынос» и раскопанного там шерстистого носорога Йосю. Мы поговорили с Данилом о театре, метамодерне и вымерших животных…
 

– Что же будет с носорогом Йосей?
– (Долгая пауза.) Ну как? По нормальной человеческой традиции хоть одни мощи в этой стране будут захоронены достойно!

 
– Вы с вашими коллегами будете по нему скучать?
– По трансцендентному не скучают. Но, понимаете, ощущение скуки – это показатель личности в эпоху модерна. Так как мы сейчас с вами переходим в эпоху метамодерна, то люди должны себя обезличить. Так что нет, я не буду скучать, но это не совсем привычное значение этого слова, это другой спектр скуки – через обезличивание самого себя.
 
– Вы называете себя человеком-метамодерном. Когда и как вы самоопределились?
– Есть стихотворение о понимании трансцендентного времени:
«И каждый вечер, в час назначенный,
Без ироний и подмен,
В диадеме, на морозе, –
Человек-метамодерн!»
 
– Как человек-метамодерн изменит мир, и должен ли?
– Человек-метамодерн никому ничего не должен.
 
– На вашей странице «ВКонтакте» родной город записан как «Тленинград». Неужели питерская жизнь настолько безысходна?
– Этот вопрос, скорее, не ко мне, а к Настасье Хрущевой. Это великий русский композитор и основатель движения «ARS BREVIS: кучка тленинградских композиторов» и «уютненький метамодерн».
 
– Что для вас театр?
– Это «хуятр».
 
– Расскажите побольше про «Театр. На Вынос». Как вы примкнули к Алексею Ершову?
– Значит, про «Театр. На Вынос» пусть рассказывает Лешка Ершов, он все-таки художественный руководитель. А я там просто выполняю функцию человека-метамодерна.

 


– Над каким спектаклем вы работаете сейчас?
– Сейчас я не мыслю категориями спектакля, я мыслю либо категорией, что называется, одномоментного перформанса, либо категорией нового направления, которое я буду сейчас развивать, – «Гениальное Иммерсивное Шоу». Сокращенно ГИШ, похоже на ЗОЖ, но только это ГИШ.
 
– А можно об этом подробнее?
– Скоро вы все сами узнаете! 1 июня появится информация о первом ГИШе, потом о втором и третьем. ГИШ – это немножко хасидское слово, и поэтому, как все жиды скрывают от нас свои жидомасонские тайны, так и я буду вести себя немного похоже на них. 1 июня, в День защиты детей, ждите от нас объявлений.
 
– Какую музыку слушает человек-метамодерн?
– Я не слушаю музыку.


– Почему?
– Потому что музыка умерла. Вот в августе приедет ROGER WATERS, отыграет свой концерт, потом умрет и от музыки совсем ничего не останется. С этим ничего нельзя поделать, нам всем просто нужно смириться.
 
– Каково будущее театра в России?
– Есть такой человек Андрей Панов, или Свин, у него была одна замечательная песня. Я думаю, она будет жить еще долго, вечно. Там слова в припеве такие: «Ты говно, я говно, будущего нет». Это очень хорошо соединяется Беккетом и его пьесой «Эндшпиль». Эта очень важная пьеса 1950-х годов. Один человек там спрашивает у другого: «Который сейчас час», ему отвечают: «Такой же, что и всегда». В тот момент, когда умерла музыка, будущее вообще перестало существовать, поэтому вопрос о театре в каком-либо контексте времени не имеет смысла.

Вероника Уварова 

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*